Артист своего театра

19 июня 2018 года в 11:39:09

Девяностые… Поистине уникальное время, когда было возможно всё! Недоступные ранее для широких масс перспективы ворвались на постсоветское пространство вместе с кока-колой и свободой выбора. Адаптироваться к новым условиям было нелегко: те, кто смог, достигли немыслимых до этого высот, у кого не получилось – скатились в пропасть. Ужасающий социальный диссонанс стал нормой. Организованная преступность на этом фоне достигла своего апогея. Криминал заполонил практически все сферы жизни.

В такой ситуации руководство МВД СССР принимает единственно верное решение: по инициативе генерала Александра Гурова создает в 88-м году специальное подразделение по борьбе с бандитизмом, известное большинству как РУБОП. Лучшие офицеры, многие из которых прошли горячие точки: элита МВД, армии и разведки – благодаря им сегодня мы не слышим стрельбу на улицах. Детали расследования громких преступлений тех лет в столицах центральные массмедиа освещали неоднократно. Между тем Электросталь тоже не обошли стороной лихие 90-е. Именно этой теме посвящен наш проект. В преддверии 30-летия со дня образования подразделений РУБОПа мы будем рассказывать нашим читателям о самых резонансных делах тех лет.

НАЧАЛО

Во второй половине 90-х электростальский криминалитет занимался в основном бизнесом, хищениями автотранспорта и металла. Торговля уже была поделена на сферы влияния, и на чужую территорию никто не лез. Крупнейшие в городе продовольственные предприятия – ОРС и Торг – были под «крышей» авторитетов, а на рынке «Южный» промышлял весь преступный сброд, какой только мог. Средний коммерсант в то время зарабатывал пять-шесть тысяч долларов в месяц, примерно пятая часть дохода уходила бандитам. И вот в середине 97-го проходит слух, что в городе появился совершенно неуправляемый вор в законе, который называет себя Миша Ракета. РУБОП был готов.

НЕФОРМАТ

Подразделение по борьбе с бандитизмом отличают от других структур правоохранительной системы три ключевые особенности. Первая – работа велась не от преступления, а от человека. То есть во главу угла ставился сбор информации о конкретной персоне, ее сообщниках, связях, совершённых и готовящихся преступлениях и только потом арест. Вторая – малочисленность штата. Обычно остро стоящая проблема в милиции для РУБОПа была на руку. Большинство оперативников в стране знали друг друга лично и дружили. Соответственно обмен информацией был практически моментальный. И третья особенность – экстерриториальность: оперативная разработка не зависела от границ муниципалитета, так как РУБОП в то время напрямую подчинялся замминистра МВД.

Принимая во внимание эти особенности, становится очевидным: о том, что Ракета (настоящее имя – Михаил Трубкин) приедет в Электросталь и будет формировать здесь преступную группу, 22-му отделу РУБОПа было известно задолго до этого. Более того, опера уже владели информацией – какого рода преступления характерны для Трубкина и кто в нашем городе будет выступать принимающей стороной. За «новеньким» тянулась цепочка разбоев и вымогательств, совершённых большей частью в Москве и Балашихе. Излюбленными жертвами были цыгане и валютчики. У первых имелось золото, у вторых – доллары. И те и другие получили это незаконно и никогда не заявят в милицию.

Как следствие, о многих эпизодах преступной деятельности Ракеты известно лишь с его слов. «На допросах он часто бахвалился, что, где и как совершил. Исходя из полученной мной оперативной информации, Ракета мог познакомиться и за неделю совершить два-три преступления с практически посторонними людьми. Все сведения проверялись, и многие факты нашли свое подтверждение, но потерпевших установить было невозможно», – вспоминает Евгений Плиско, начальник 22-го отдела РУБОПа в 90-е.

Просидев на зоне практически полжизни, к 33 годам Трубкин уже имел обширные связи в преступном мире. В Электростали он сразу присоединился к бригаде Цыплакова, лидеры которой помогли Ракете заново освоиться в родном городе. Однако довольны этим были не все. Имея сильные лидерские амбиции, Трубкин не желал признавать никаких правил. Он распространял власть не на территорию, а на преступные группы, которые могли действовать где угодно. Сам вор в законе при этом не занимался рэкетом – жил грабежами и вымогательствами. Впрочем, это не мешало ему иметь свой «общак», куда несли деньги с «крыши» подчинявшиеся Ракете 20 человек.

Чтобы задержать Трубкина, сыщикам нужна была информация, подтверждающая причастность последнего к рэкету в Электростали. В январе 98-го необходимые сведения были получены через показания двух представителей цыплаковской бригады, которые считали, что своим само- управством новый «коллега» лишает их дохода с «крыши». Подтверждением служила записная книжка с именами коммерсантов, плативших Ракете. В феврале 1998 года РУБОП задерживает Трубкина и сразу же проводит обыск в его квартире. Там сотрудники находят обойму с патронами к пистолету ТТ и самодельное однозарядное огнестрельное оружие – стреляющую ручку.

Я – РАКЕТА

Пожалуй, дать полную оценку того, насколько был опасен для мирного населения вор в законе Миша Ракета, могут лишь сотрудники РУБОПа. Опера провели просто колоссальную работу: собрать воедино разрозненные куски информации, перепроверить всё не единожды, найти подход к каждому потерпевшему и свидетелю. По долгу службы сотрудники, рискуя жизнью, под прикрытием внедрялись в преступные группы, вербовали агентуру и ставили прослушки. К сожалению, многие детали оперативной разработки Ракеты, как и некоторые его злодеяния, останутся для нас тайной, не обо всём еще можно говорить открыто. Предлагаем вниманию читателя самые нашумевшие преступные эпизоды Трубкина в Электростали и… в Греции.

В постперестроечный период среди населения был огромный спрос на металлические двери, мастерские по их изготовлению открывались чуть ли не в каждом дворе. Одна из таких – ТОО «Пави и К» возле дома 15 на ул. Первомайской – уже закрывалась перед выходными, когда на пороге появился пьяный Трубкин. Вор в законе потребовал немедленно изготовить металлическую дверь для его подруги, которая жила неподалеку на этой же улице. Получив отказ, Ракета открыл стрельбу, и уже через полчаса мастер снимал замеры с дверного проема нужной квартиры на втором этаже. Что именно вывело из себя Ракету, неизвестно, однако он был недоволен работой дверного мастера, в связи с чем опять пустил в ход оружие. Последний испугался за свою жизнь и бросился бегом из подъезда, раздался выстрел. Как впоследствии покажет осмотр места происшествия, пуля пробила окно на лестничной клетке между первым и вторым этажами и полетела в сторону детского садика (к счастью, детей в это время на улице не было).

На этом типичный день для Трубкина не закончился. Чуть позже, 30 января в час дня, он заявился в кафе «Мир» на одноименной улице. Там заказал бутылку водки «Smirnoff» и прямо через служебный вход прошел в помещение магазина за кафетерием, где за 100 тысяч рублей купил букет из восьми роз. С цветами и водкой Ракета хотел поехать на кладбище к уже почившим авторитетам. Но тут бармен потребовал с него оплату за бутылку. Трубкин пришел в ярость: «Я вор в законе! Вы должны кормить и поить меня бесплатно!» – так он кричал, направив ТТ бармену в лицо. Сцену наблюдали посетители кафе, а администратор, на свой страх и риск, всё же успокоила бандита, и тот уехал.

За несколько месяцев до этого, 29 октября 97-го,Трубкин вместе со своим приятелем с зоны Хайдаром Кудяковым совершил разбойное нападение в районе Южного квартала в Балашихе. В десять часов вечера бандиты остановили на трассе красную BMW-316. Угрожая водителю оружием, Трубкин и Кудяков потребовали отвезти их в Электросталь. Около восьмого дома на ул. Ялагина преступники забрали у водителя всё имущество: автомобиль, магнитолу, антирадар, валюту – всего на сумму 37 470 750 неденоминированных рублей.

И еще один показательный эпизод. В конце 96-го года Ракета приобрел себе поддельный загранпаспорт. Бланк документа был настоящий, изготовленный в типографии «Гознака», однако выдан на имя Михаила Иокимиди, 1965 г.р., уроженца Ростова, а фотография вклеена Трубкина. С этим паспортом Ракета 10 февраля 97-го улетает в Грецию, где он хотел посетить могилу легендарного киллера девяностых Саши Солоника по прозвищу «Македонский».

Там, в местном отеле, вор в законе устроил стрельбу по посетителям. Греческая полиция арестовала Ракету, однако тому удалось выйти под немалый залог в три тысячи долларов, после чего его депортировали. Последнее, впрочем, не помешало Ракете «повесить» на себя еще эпизод с контрабандой: возвращаясь на Родину, Трубкин под фамилией Иокимиди задекларировал 7 тысяч долларов США, два золотых перстня с бриллиантом и изумрудом, золотые цепочку (120 граммов), крест (40 граммов), браслет и часы.

ФАКТЫ И НЕ ТОЛЬКО

«Вор в законе» – практически нарицательное имя, потолок в табели о рангах преступного мира. Чтобы получить такой статус, необходима безупречная репутация среди «братвы»: никаких разбоев, убийств и других насильственных преступлений за плечами. Нужно не иметь семьи, знать блатные законы и т.п. Соответствующего всем требованиям кандидата, при наличии у него рекомендаций, в присутствии других авторитетов короновали. Что примечательно, история воров в законе существовала только в СССР и по разным оценкам примерно к началу 80-х годов утратила свой изначальный вид и значение. «Высокий» титул начали в буквальном смысле передавать по наследству и покупать за деньги. Поэтому то, что отбывавший срок за разбой Ракета, да к тому же в таком молодом возрасте называл себя вором в законе для тех лет неудивительно. Трубкин утверждал, что его короновали в колонии на Дальнем Востоке. Эту информацию проверяли правоохранительные органы и криминальные структуры. Ни подтвердить, ни опровергнуть не смогли ни те, ни другие. Пришлось принять на веру. В конце концов, как яхту назовешь…

Картина не была бы полной без понимания, что за человек был Миша Трубкин. Увидеть другую сторону медали нам помогут воспоминания его друга Ильи Воронова*: «Раньше у Миши было погоняло Труба, а прозвище Ракета он получил уже в тюрьме за то, что шустрый и легкий на подъем. Ему нравилась вот эта романтика воровская, даже походняк блатной специально разучивал и на первом суде в 15 лет сам попросил, чтобы ему реальный срок дали за хулиганство, не условный. Миша отличался просто феноменальной памятью: кто, где, за что, с кем сидел, – всё помнил. На зоне он много читал, помню, часто цитировал Есенина. Вообще Миша мог уболтать кого угодно, знал просто невероятное количество людей. Здесь, в Электростали, у него были очень хорошие отношения с Андреем (Цыплаковым – прим. авт.). Он его к себе подтянул для поддержки, ну и связи, конечно. Проблемы у Миши всегда были, потому что вел себя, как шпана. Выпить любил, его любимая фраза: «По полтинничку?». Думаю, эта страсть его и сгубила в итоге».

АЖИОТАЖ

Во время следствия Трубкин содержался в Коломенском СИЗО, и на допросы следователь ездил туда. Это была вынужденная необходимость. О том, что Ракета задержан, очень быстро узнал весь город. Когда он находился у нас, электростальский изолятор превращался в гостиницу. К Трубкину всё время шли люди, несли передачи. В городе признавали его авторитет и в то же время знали: он – беспредельщик, боялись, если выйдет – будет ещё хуже. «Работать в ОВД было невозможно, я только и слышал: «Передайте Трубкину, передайте Трубкину». Поначалу я отправлял всех к операм, но после возбуждения уголовного дела к арестованному ходить уже никто не мог. И в мой кабинет шли как в приёмную. Больше всего мне запомнилась директор одного из магазинов ОРСа. Раз в неделю эта дама обязательно приходила. Хочу подчеркнуть, что передачи были строго регламентированы: чай, сахар, табак, печенье. Она же несла всё: икру – банками! Чай, сахар – мешками! Однажды даже обхитрила меня: пришла и попросила передать сахар, я подписал ей бумагу, что разрешаю 1 кг, а по дороге в изолятор она там еще два нуля дорисовала! И передала два мешка сахара Ракете. Логика была такая: он авторитет, а если авторитет находится в тюрьме, его надо кормить, да так, чтобы он в камере с барского плеча поделился с остальными!» – вспоминает Вадим Чиркин, ст. следователь 9-го отделения 6-го отдела УРОПД ГУВД МО в то время.

Сам Трубкин очень много говорил, рассказывал про себя разные байки. Например, бахвалился, что однажды из магазина на Горьковском шоссе с угрозами забрал сахар и отвез его во Владимирский централ. Магазин этот ограбленный так и не нашли, но на Централе подтвердили – сахар был. И такой вот полуправды очень много набиралось.

По словам следователя, дело запомнилось прежде всего количеством связующих нитей с другими разработками нашего РУБОПа. Параллельно с Трубкиным сыщики занимались бригадой Цыплакова, поднимали материалы по расстрелу возле магазина «Электрон» на ул. Тевосяна в 95-м. Одновременно работали по вымогателям. Одно тянулось из другого, и многие дела удалось раскрыть после того, как Ракету посадили.

ПРОЦЕСС

Поскольку последние свои преступления Трубкин совершил именно в Электростали, суд проходил здесь же. На процессе судьей выступал Юрий Ковальский, а гособвинителем – Алексей Полянский. Оба отмечают вызывающее поведение Ракеты во время процесса, который длился почти два месяца. «Трубкин – артист, он любил быть в центре внимания и имел очень высокую самооценку. Я хорошо помню, что ему было важно, кто его судит и обвиняет, насколько они уважаемы. Ракета переходил на личности сплошь и рядом. Вскакивал, начинал кричать, что убьет всех участников процесса по очереди. Через 15 минут он извинялся, его возвращали, и по новой», – вспоминает Юрий Феликсович.

Для города этот судебный процесс был очень важен, за ним следили многие. Доверие к органам правопорядка и власти было серьезно подорвано, и многие рассуждали так: если не посадят, значит коррумпированы или не доказали; если не доказали – значит плохо работают. И всё же оперативники РУБОПа выложились по максимуму: свидетели, потерпевшие, несмотря на практически животный страх перед подсудимым, все подтвердили свои показания на процессе. Из воспоминаний Алексея Анатольевича: «Помню, он очень хорошо держался на процессе, всегда был одет в рубашку-стоечку, опрятен: всем своим видом показывал, что даже находясь в следственном изоляторе или в зале суда, он занимает определенное положение в преступной среде. Его жертвам от этого, конечно, было не легче. Например, эпизод в кафе «Мир». Потерпевший – внушительный мужчина почти два метра ростом. Ему нужно было лишь подтвердить те действия, которые совершил Ракета. Трубкин сказал в его адрес всего одну фразу: когда он выйдет, потерпевшему, его детям, семье не поздоровится. И вот у взрослого, крупного мужчины затряслись руки, пошли пятна по лицу, и он заплакал… Настолько реально воспринимали люди угрозы Ракеты». Естественно, когда тебе тычут в нос пистолетом, забываешь имя родное. Вот таким беспределом и отличалось поведение бандита. Он считал, что ему позволено всё, как-никак – вор в законе. Поддерживая обвинение, именно на бесконтрольном обращении с оружием делал акцент Алексей Полянский. Трубкину было абсолютно безразлично, куда он стреляет и какие могут быть последствия.

ПРИГОВОР

Михаил Трубкин обвинялся в 14 эпизодах преступной деятельности, из которых были доказаны все, кроме незаконного хранения самодельного огнестрельного оружия – стреляющей ручки. Во время следствия обыск проводился в том числе в квартире любовницы Ракеты, где в шкатулке с украшениями были найдены патроны калибром 5,6 к упомянутой «боевой» ручке. Подруга Ракеты в лучших традициях любовной драмы утверждала, что патроны принадлежат ей, хранит их для себя. Не изменил её показаний и условный срок за хранение боеприпасов, который она в итоге получила.

Что же касается Трубкина, от дачи показаний тот отказался, сославшись на 51 статью Конституции, при этом полностью признал вину только в изготовлении поддельного паспорта и пересечении по нему границы.

Итогом всей эпопеи стал приговор. За совершение разбойных нападений, подделку документов, неоднократное незаконное пересечение государственной границы, хранение оружия и боеприпасов, хулиганство с применением оружия и контрабанду по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний Михаил Трубкин был осужден на долгих 17 лет лишения свободы с конфискацией имущества и отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

«Такой срок во многом стал возможен благодаря профессионализму нашего РУБОПа, который после ареста Трубкина продолжил сопровождать дело на всех этапах. Необычной была реакция Ракеты на оглашение приговора, он крикнул: «Почему так мало!?» Сейчас мне уже трудно сказать, был ли это сарказм. Скорее, Миша считал, что его авторитет заслуживает большего. Всё-таки не каждому дают такой срок», – делится воспоминаниями Юрий Ковальский.

ЭПИЛОГ

Во многом наша судьба зависит от обстоятельств: где, в какой семье родились, учились и так далее. Однако это никогда не может служить оправданием наших поступков. Трубкин решил сделать себе криминальную карьеру, этот выбор и определил его будущее.

В тюрьме бандит долгое время был изолирован от других заключенных и в итоге отбыл неполный срок, в 2012 году вышел на свободу. Вскоре после этого, 12 июля 2013 года, Ракету задержли в Ногинском районе за причинение тяжких телесных повреждений одному из предпринимателей. Что примечательно, в 2002 году, находясь за решеткой, Трубкин отказался от воровского титула, о чём объявил по внутреннему радио колонии. Умер Ракета через два года после освобождения – в 2014-м – в возрасте 49 лет, 28 из которых провел за решеткой.

Наталия ПОЛЬСКАЯ. При подготовке статьи использовались материалы уголовного дела, архив 22-го отдела РУБОПа.

ПО ДЕЛУ РАКЕТЫ: были допрошены 41 свидетель и четверо потерпевших; произведено семь баллистических экспертиз, четыре криминалистические (в том числе одна портретная), три физико-химические экспертизы и одна почерковедческая; предварительное следствие окончено 22 июня 98-го, гособвинению передано 5 томов уголовного дела; оперативное дело по Трубкину, с деталями и подробностями его разработки, составленное нашими рубоповцами, стало эталонным – его и сегодня изучают курсанты высших учебных заведений силовых структур.

Электростальская афиша

Партнеры

Архив