Свет путеводной звезды

31 июля 2018 года в 04:36:05

Она просто не могла делать плохо – всё на пять с плюсом, проявляя во всём, до мелочей, безукоризненный вкус: от собственных акварельных и масляных работ до уроков в художественной школе, от домашних хлопот до дачных грядок. Она была требовательна и принципиальна, пряма и честна в искусстве и в личных отношениях и при этом не подавляла. Не переносила пафоса и была нередко иронична, не терпела обыденности, однообразия, серости, принуждения. Её, затейницу, фантазёрку, фонтанировавшую идеями, считали непререкаемым авторитетом и почтительно обожали ученики. Её статьи на профессиональные темы, написанные простым, живым и очень симпатичным языком, публиковались в журналах «Художественная школа» и «Искусство в школе». 29 июля – 40 дней, как ушла от нас Надежда Николаевна ЛАВРЕНТЬЕВА. Потеря свежа, и так трудно выговариваются после её имени глаголы в прошедшем времени. Светлая память!

Геннадий САМОХОДКИН, директор Детской художественной школы, муж:

Я жил рядом с ней 52 года – и всегда понимал, что живу с человеком необыкновенным. Талантливым во всём, к чему ни прикоснётся. Вот Надя – 15-летняя девочка, в которую я влюбился; в изостудии – самая из всех одарённая. Педагог в студии Людмила Михайловна Куркова говорила ей: «Если ты не станешь художником, я с тобой здороваться не буду». Не напрасно говорила – Наде всё было интересно. Когда представилась возможность организовать художественную школу, Надя оказалась изумительным педагогом. Когда вела урок в классе, даже я заслушивался! Само собой, не случалось никаких проблем с дисциплиной. Она осознавала: да, это дети, ученики, но это и друзья – значит, необходимы и строгость, и доброта, то есть нормальный, серьёзный материнский подход. Поэтому её так любили. Надя – застрельщик и генерал на пленэрах, которые мы начали проводить с 1970 года и которые вскоре стали брендом нашей школы. В 2016-м проводили вместе с ней пленэр в Болхове в последний раз. На следующий год обнаружилась болезнь… Вообще «художка» – Надина школа. Она вела здесь все без исключения предметы, участвовала в разработке всех программ: мы помогали друг другу, были, как сообщающиеся, переливающиеся сосуды. Надя – талантливейший, остроумный художник; работала неутомимо, и пожелай она пойти в большое искусство, без сомнения, достигла бы успеха. Однажды в начале 1990-х были с ней на выставкоме в Ногинском отделении Союза художников: тамошние мэтры отбирали работы для коллективной выставки, а попасть на неё не члену Союза было непросто. Выставком идёт своим чередом – по одному приглашают авторов, всё чинно и очень серьёзно. Портреты героев труда, пейзажи, натюрморты… Но тут вызывают Надежду Лаврентьеву – и тотчас раздаётся взрыв хохота, хорошего, искреннего: она принесла на худсовет работу «Когда повеет вдруг весною». (На детской карусели, среди мартовских луж, флиртуют немолодые дворник с дворничихой – таков комичный и в то же время глубоко лиричный сюжет картины, которая сегодня находится в фондах городского музея. – Ред.) На выставку её не взяли – слишком контрастировала на общем фоне. Но художники как один подходили пожать руку, поздравляли… Наконец, Надя-дочь и Надя-мама. Когда её мать болела, то говорила: «Надежда, ты моя надежда». Надя – так называли её, считая лучшей своей подругой, дочь Аня и внучка Маша. А ведь никого она специально не воспитывала: жила рядом, гуляла, кормила, рассказывала истории… Просто Надя – человек такой: с ней никогда не скучно.

Юрий БОГАЧЁВ, художник-иллюстратор, член Союза художников России:

Для меня Надежда Николаевна Лаврентьева – прежде всего художник, и самые первые ассоциации с её работами – прозрачная вода, камешки, белые храмы, к слову, вовсе не белилами написанные, и зелень, которая светится, как на витражах. Хотя именно об этом свечении она вряд ли заботилась. Художникам-педагогам нередко грозит опасность полного погружения в методику, вследствие чего в собственном рисовании они проникаются робостью, а в работах начинает сквозить ученичество. Этой опасности Надежде Николаевне удалось избежать абсолютно. В её манере, несмотря на последовательную приверженность к классическому подходу в живописи, – переклички с художниками «Мира искусства», свойственные Серебряному веку прозрачность и лёгкость. Именно так уже никто не будет рисовать. Лариса БУЗИНА, выпускница, а ныне преподаватель электростальской ДХШ: Самые яркие воспоминания, связанные с Надеждой Николаевной, конечно, из детства. Я поступила в художественную школу в год её основания, в 1968-м. В 1970-м мы начали ездить на пленэры. Помню, Руза, раскладушки в классах пустующей по летнему времени школы. Подарком за то, что нас приютила, была тематическая роспись стен: Надежда Николаевна делала эскизы, а мы красили. И её, тогда совсем юную, тоненькую, в простом платьишке, с хвостиком, посторонние часто принимали за такую же девчонку-ученицу. На самом деле разница в возрасте у нас и наших педагогов была совсем небольшой – всего 12 лет. Тем не менее, никакого панибратства не допускалось. Удивительно, как удавалось Надежде Николаевне сохранять дистанцию, быть очень требовательным педагогом и в то же время совсем своей, близкой, как мама: заботилась, чтобы мы вовремя сходили в баню, вдоволь ели свежих ягод и пили деревенское молоко. И такой же – хозяйкой, мамой – она оставалась и в школе.

Стас ШУЛЬГИН, выпускник электростальской ДХШ, иконописец-реставратор:

Надежда Николаевна Лаврентьева, по сути, направила ход моей жизни. В «художке» я не был отличником, и особенно живопись давалась мне не без труда. Зная, что хочу пойти на иконопись, Надежда Николаевна однажды заметила, мол, поступить-то я поступлю; вопрос в том, как буду учиться, сумею ли освоить необходимые техники. Будь такая фраза сказана кем-то другим, запросто могла бы отбить руки. Но слова Надежды Николаевны я воспринял единственно правильным образом – как стимул приложить все усилия и преодолеть все трудности, чтобы то, что она как педагог в меня вложила, оказалось не впустую. Почему так? Потому что и я, и мы все очень ей доверяли, потому что она была светочем, на который ориентировались. Шёл целеустремлённо. А когда спустя время принёс показать Надежде Николаевне свою недавно написанную икону и услышал: «Да, получилось!», – испытал настоящее торжество.

Людмила ЛУЦУК, выпускница электростальской художественной школы, руководитель творческого центра «КиТ»:

Надежда Николаевна была человеком очень непростым, видела тебя насквозь и в случае чего спуску не давала. Но при этом, несомненно, была настроена на людей, очень тонко чувствовала их настроение, умела найти подход к детям. Поражала её способность понимать, что каждому необходимо, и давать вектор, направление в творчестве. «У тебя должно неплохо получиться работать в педагогике», – сказала она и тем определила мою судьбу, за что я бесконечно благодарна. Вообще Надежда Николаевна с Геннадием Андреевичем Самоходкиным и Виталием Петровичем Воробьёвым сумели среди советской действительности создать в художественной школе островок подлинной жизни: там бился настоящий живой пульс, который так нужен ребёнку, необходим для формирования человека. Как им это удавалось, не знаю! Наверное, к таким вещам позволяло пробиваться творчество. Но именно от Надежды Николаевны с её особой энергией в живописи и жизни мы впитали дерзновение и свободу. Некоторая лихость моей собственной жизни – от неё. Чудесно, когда на пути ребёнка встречаются такие люди. Низкий поклон!

Тамара МИРГОРОДСКАЯ, архитектор, друг:

Каждое мгновение с ней было невероятно интересным. Если попытаться сформулировать характеризующий её слоган, получится «талант и ум». Я счастлива, что она была столь расположена ко мне – мы дружили двадцать лет. Она всегда старалась привнести искусство в повседневный быт. Одну из стен в квартире она расписала сюжетами в духе итальянской комедии, а пол в гостиной с помощью красок превратила в персидский ковёр. Даже простая чашка, которая покупалась в дом, оказывалась невероятно и­зящной. Вообще она обладала прекрасным вкусом во всём. Несколько раз мне довелось побывать с Надеждой Николаевной на пленэрах. А ведь это не только занятия и мастер-классы, но ещё и устройство детского быта и развлечений. Она после отбоя приходила к детям в палаты, читала или рассказывала сказки, которые порой сама и сочиняла. Например, сказку про Лисёну (Собака Лисёна многие годы жила в «художке»; её, сбитую машиной, подобрали на улице, вылечили и всей школой любили. – Ред.), которую написала для внучки Маши.

Евгения БЕЛЯНИЧЕВА, заведующая художественным отделением Детской школы искусств № 1 в Балашихе:

С 2005 года Надежда Николаевна была – говорю это без всякого преувеличения и пафоса – моей путеводной звездой в профессии. На самом первом моём пленэре для преподавателей в Угличе меня поразила её особая манера объяснять – что детям, что взрослым. Например, о кисточке, которую сама боготворила: мол, у неё есть «мысочек» и «пяточка»; работать надо «мысочком», «пяточки» не касаясь. Кисточка от этого расплющивается, и хорошего мазка не получить. Потом было ещё много пленэров: в Плёсе, Сестрорецке, Болхове, болгарском Пернике… Я не раз ощущала, насколько азартна Надежда Николаевна в искусстве. Однажды в Сестрорецке (это Ленинградская область), где вечерами задували сильные ветра, срывался дождь, она показывала, как писать акварелью по сырому, когда краску можно просто лить. «А разве, – изумлялись коллеги, – так можно?» «Да как угодно можно, – отвечала она, – если процесс и результат приносят радость!»

На одном из областных семинаров я наблюдала удивительный «миг счастья» своего учителя. В тот раз в город приехала её дочь Аня с внучкой Машей. И вот Надежда Николаевна за мольбертом, показывает построение натюрморта. Рядом Аня, коллеги, и Маша сидит на правом колене… Всё было в ту минуту при ней: её искусство, её профессионализм, её человеческое счастье – наполненная до краёв, готовая перелиться через край чаша!

И самое последнее. Я навестила Надежду Николаевну в больнице за день до того, как её не стало. Говорили минут 10–15. Она расспрашивала о жизни, работе, планах. Ни тени скорого ухода не было на её лице, в интонациях речи. И мне вдруг показалось, что болезнь может повернуть вспять… Как жаль, что она ушла так рано! Сколько ещё могла дать, подарить и детям, и взрослым!

Подготовила Ксения БОРИСОВА.

Электростальская афиша

Партнеры

Архив