Новые технологии против свалок

17 марта 2019 года в 02:04:59

Разросшиеся мусорные полигоны в Подмосковье, незаконные свалки – это то, что омрачает и осложняет жизнь многих людей. Ежедневно только из столицы в область вывозится 9 тыс. тонн твёрдых бытовых отходов. И вот правительство Московской области решило разобраться и исправить положение. С января в Подмосковье введён раздельный сбор мусора. А то, что не поддаётся переработке, будет сжигаться. Первый мусоросжигательный завод намечено открыть в 2021 году. А нынешние мусорные полигоны, эти язвы земли, подлежат рекультивации. Пример успешного решения проблемы – полигон ТБО «Электросталь». Он первый в Подмосковье, где завершены работы по рекультивации. 

Известие о намечающемся строительстве мусоросжигательного завода в районе Тимохово меня, как и многих горожан, не обрадовало. Наша местность и так изобилует промышленными предприятиями, которые наносят вред окружающей среде. Я не раз бывала на митингах против строительства этого завода. Но там лишь задавались вопросы, а ответов никаких не звучало. И вот у меня появилась возможность побывать на пресс-конференции в «Интерфаксе», посвящённой этой проблеме. Я получила возможность задать те вопросы, которые звучали на митингах. И тогда представитель регионального оператора, ответственного за обращение с твёрдыми коммунальными отходами в нашей зоне Подмосковья, предложила провести пресс-тур по цехам завода, где изготавливается оборудование для будущих мусоросжигательных заводов столичного региона. Так мне представилась возможность увидеть всё своими глазами и задать острые вопросы специа­листам.

...Мы находимся в цехе ПАО «Машиностроительный завод «ЗиО-Подольск». Сварные конструкции, которые поддерживают крышу цеха, образуют кружево. Сразу вспоминаются башни Шухова. Переплетающиеся линии вверху и протяжённые, исключительно горизонтальные – внизу. Их сочетание вдохновило бы художника-конструктивиста. Те, линии, что внизу, – это трубы будущего котла мусоросжигательного завода. В одном месте уже готовый узел – с десяток труб разной длины, расположенных «по росту». Композиция напоминает огромный музыкальный инструмент. Таких узлов в одном котле 42.

При слове «котёл» представляется форма вроде казана. Но эти котлы будут состоять из множества труб и иметь форму куба! Такой вот куб высотой в 48 метров и весом 2500 тонн, что сравнимо, например, с максимальной взлётной массой шести самолётов типа «Боинг 747-400». Всего для пяти заводов – один построят в Татарстане – будет изготовлено 35 тысяч тонн котельного оборудования.

Дмитрий Ляхов, заместитель директора ПАО «МСЗ «ЗиО-Подольск» по тепловой энергетике, подводит к схеме оборудования:

- В этом отделении будут приниматься и сортироваться отходы. Затем мусор станет дробиться. Следующий этап – сжигание при температуре 1260 градусов в котле, который вы сейчас видите. Зола через колосниковую решётку ссыпается в нижнее отделение и потом либо захоранивается, либо используется. Пар из котла идёт в турбогенератор для получения электроэнергии.

- Каков же выход электроэнергии и куда она поступит? – интересуюсь я.

- В час будет вырабатываться 75 МВт. Этого достаточно для жизнедеятельности в течение часа небольшого посёлка. Вся электроэнергия станет выдаваться на федеральный рынок мощностей, то есть в энергосистему. Не сказать, что много, но ведь основная цель завода – это уничтожение мусора. Помимо электроэнергии, из каждой тонны отходов завод извлечёт 28 кг металла.

- Но оборудование, от работы которого зависит здоровье живущих поблизости от завода людей, должно быть высочайшего качества. Как оно гарантируется?

- Во-первых, проект японско-швейцарской компании Hitachi Zosen INOVA, по чьей технологии строятся мусоросжигательные заводы, доработан нами, чтобы он соответствовал оте­чественным нормам. Мы, например, используем отечественные материалы, в частности, хромомолибденовую сталь. Запас прочности у неё больше, чем у просто молибденовой, которая применяется на Западе. Соответственно, и срок службы продолжительнее раза в полтора. К тому же компания, которой принадлежит технология, на каждом этапе контролирует качество оборудования.

- Всё изготовленное нами оборудование проходит гидравлические испытания сначала здесь и только потом на месте сборки, – добавляет Андрей Баранников, главный конструктор по тепловой энергетике. – В Европе это делают только один раз – уже на месте. На начальном этапе сварные швы мы проверяем эндоскопическим способом, изнутри. В Европе так не делают. Считаю, наш контроль гораздо жёстче.

Сейчас завод изготавливает примерно 80 процентов всего оборудования мусоросжигательных заводов. Но перед ним поставлена задача освоить и остальные 20 процентов, в том числе производство плоско­овальных труб.

Над трубами склонилась начальник смены Лариса Глушенкова. Она проверяет качество наплавки на трубы. Эта наплавка выполнена по уникальной технологии «холодный перенос металла». Она необходима для обеспечения эффективности и надёжности работы газоплотной панели – элемента котельной установки. Панель должна обладать высокой стойкостью к химической коррозии при высоких температурах и состоит из никеля, хрома, молибдена. На сегодня это сплав непревзойдённый среди других материалов. Для того чтобы делать наплавки на трубах, наше предприятие закупило специальное оборудование.

В другом пролёте цеха сварщики стоя, сидя, а кто и лёжа сваривали трубы в единый блок. Блоки сделаны такого размера, чтобы перевозить их обычным транспортом. Монтаж будет производиться с колёс, то есть складского помещения не понадобится, и на себестоимости продукции это скажется в выгодную сторону.

- А какое оборудование дешевле: наше или заграничное?

 - Конечно, наше, – отвечает Андрей Баранников. – И это при том, что стали мы используем больше.

- А если у хозяина мусоросжигательного завода возникнет искушение не поменять, например, фильтр, сэкономить, то вредный дым окутает окрестности?

- Такого в принципе не может быть, – рассеивает мои сомнения руководитель компании – заказчика оборудования Андрей Шипелов. – Если фильтр не будет заменён, работа завода просто остановится. Весь процесс автоматизирован. Ведётся биологический и радиационный контроль как на входе, так и на выходе. Опасные отходы будут извлекаться ещё на начальной стадии. Они просто не попадут в топку.

Итак, что же предлагает нам технология фирмы Hitachi Zosen INOVA? Полное разложение вредных веществ на молекулы. Трёхступенчатую очистку дымовых газов. Некаталитическое восстановление окислов азота. Мониторинг встряхивания котла. Колосниковую решётку нового поколения. Всё в совокупности исключает вредные выбросы в атмосферу.

...Назад мы ехали просёлочными дорогами. Иногда глаз натыкался на выброшенные у обочины пакеты с мусором. Пейзаж они не украшали. Можно построить какие угодно совершенные заводы, идеальные площадки для сбора мусора. Но как перестроить мозги уже взрослым людям, как внушить им, что наша земля прекрасна и вот так выглядеть не должна? Или придётся надеяться только на следующее поколение, воспитанное уже в другой бытовой культуре, которое не позволит себе оставлять мусор на лесной полянке, не будет спрашивать, а зачем это надо – сортировать мусор, прежде чем его выкинуть. Оно просто будет это делать как нечто само собой разумеющееся.

НА ПЛАШКЕ: Генеральный директор АО «РТ-Инвест» Андрей Шипелов: «Наша фирма является заказчиком оборудования для мусоросжигательных заводов. Мы решили заказать оборудование именно в России по нескольким причинам. Первое – это большие инвестиции в развитие отечественной промышленности, примерно 21 млрд рублей. Второе – здесь мы можем проконтролировать все стадии производства. Технологии, освоенные и доработанные на этом проекте, в дальнейшем будут использованы в энергомашиностроении. Третье – в случае надобности заменить какие-то узлы, созвать технологическую экспертизу будет несложно, ведь предприятие находится неподалёку».

 

Татьяна Савватеева. Фото автора.

Фотогалерея

Партнеры

Архив