МЫ – ОДНА КОМАНДА

30 апреля 2021 года в 05:16:15

Более 12 лет пожарно-спасательную часть № 45 нашего города возглавляет майор внутренней службы Евгений Зиньчук. О том, из чего складываются будни ПСЧ и в чём заключается счастье пожарного, наш предпраздничный разговор.

- Евгений Васильевич, почему вы выбрали такую профессию, предполагающую и смертельный риск, и тяжелейшие физические и психологические нагрузки?

- Мой отец был военным – служил во внутренних войсках по линии медицины, и я вырос с пониманием, что одно из самых достойных занятий – помогать людям в критических ситуациях. Приплюсуйте гордое звание офицера, стабильность государственной службы, что немаловажно, действительно сопряженной с риском, так привлекающим в юные годы. В итоге я решил поступать в Ивановскую академию Государственной противопожарной службы. Собственно, никуда ехать не пришлось, поскольку родился и вырос в «городе невест», а после учебы получил распределение в Подмосковье.

- Как вас встретили Элект­росталь, коллеги по службе?

- Почти девять лет я отслу­жил начальником караула ПЧ-69, а под новый, 2009-й, год меня назначили начальником ПЧ-45. Никто из личного состава не знал об этом приказе, и когда 1 января я пришел на развод – это приём и передача дежурства караулами, представился: «Я ваш начальник – прошу любить и жаловать». Ребята, которые меня знали по совместной работе, встретили эту новость на ура. С тех пор мы – одна команда. Большинство из 48 человек личного состава части – практически мои ровесники, так же, как я, по 10–15 лет на своих должностях. Навыки и опыт по тушению любого пожара колоссальные, без разницы – в многоквартирном ли доме, на садовом участке, в гаражном кооперативе. Помните, было время – по 50 гаражей за ночь горели? За все годы службы не случилось ни одной нештатной ситуации, с которой бы мы не
справились.

В принципе, я мог бы ещё год назад уйти на пенсию, благо – 21 год выслуги, но в 40 лет вроде как рановато. Есть в нашем коллективе и молодёжь, пятеро парней после армии, служат около года. За каждым, разумеется, закреплен наставник. Самый же опытный в части – мой заместитель Валерий Константинович Уткин. Он в пожарной охране с 1993 года, можно сказать – брандмайор.

- Насколько я знаю, нынешнее современное здание ПСЧ-45  именно ваша заслуга?

- Было такое дело. Сначала мы располагались в подсобном здании ЭЗТМ, абсолютно не приспособленном для дислокации пожарной части. Год я пытался как-то исправить положение, но никакого финансирования, а следовательно, и ремонта добиться не удалось. И вот как-то сижу на совещании, которое проводил тогдашний начальник Главного управления МЧС РФ по Московской области Евгений Секирин. В завершение он скорее по традиции, для проформы поинтересовался: «Какие вопросы?» Будь что будет, подумал я и говорю: «Товарищ генерал, разрешите обратиться? Моя часть – единственная в регионе, не имеющая своего пожарного депо…» А через год нам построили вот это современное чудо. Разумеется, потребовалось ещё много усилий, чтобы найти оптимальное место, обновить технический парк. Зато сейчас всё в лучшем виде.

- То есть пожарная охрана Электростали оснащена на самом современном уровне?

- Вполне – бензорезы, бензопилы, гидравлика, не говоря уже о машинах, есть автоцистерны, автоподъёмник. Со дня на день ждем тепловизоры – они нужны для поиска людей в задымленных помещениях и определения очага пожара в пустотном помещении, чтобы не всю стену разбирать и проливать, а тот угол, где произошло замыкание проводки. Боевая одежда – снаряжение, дыхательные аппараты – последнего выпуска. Школьники, которые к нам приходят в рамках дней пожарной безопасности, очень любят во всё это облачаться.

- Насколько оперативно возглавляемое вами подразделение? Кто ваши непосредственные помощники?

- Согласно нормативам – минута на обработку звонка и минута на выезд. При любой нештатной ситуации мы в течение 10–15 минут прибываем на место. Помимо нашего подразделения, в Электростали шесть пожарных частей, в том числе на крупных предприятиях, плюс наши муниципальные спасатели и полиция. Если установлены большие объемы пожара или зафиксировано открытое пламя в высотном здании – выше девяти этажей, сразу же объявляется повышенный уровень опасности, и все подразделения выдвигаются к месту происшествия. Мы всегда очень слаженно работаем, никто никогда не проводит границ в профессиональной деятельности.

- Помимо очевидного – опасность, физическое и нервное напряжение, готовность к самопожертвованию, что самое сложное в профессии пожарного?

- Я считаю, главное в нашем деле – победить страх, причем не боязнь огня, это самое простое, а страх перед ситуациями, когда, несмотря на все современные средства тушения, ничего нельзя сделать – просто поздно, когда горят, гибнут люди, дети. А тебе с этой памятью жить… Если сможешь не зациклиться на трагедии, а сделать необходимые выводы на будущее – со своей задачей справишься. Еще скажу: сегодня очень раздражают «диванные комментаторы», снимающие пожары на телефон и тут же выкладывающие видео в сеть, вместо того чтобы вовремя позвонить по телефону «112» и сообщить о возгорании. Я бы их наказывал.

- А когда пожарный больше всего счастлив? Спасая людям жизнь, потушив огонь, угрожающий дому или лесу?

- Конечно, приятно осознавать, что не просто живешь, а настоящим мужским делом занят. И люди, если вышли из шокового состояния, прямо на месте пожара всегда благодарят со слезами на глазах. Но по мне самое большое счастье – это когда с суток возвращаешься домой, где тебя встречают любимая жена
и дети.

Елена БАЛАШОВА.

Партнеры

Архив