Радость каждого дня

8 октября 2019 года в 08:21:26

Она необыкновенно артистична, обаятельна и добра. Не любит сидеть без дела. За свою непростую, но наполненную событиями жизнь добилась многого, сумев найти себя в тех профессиях и делах, за которые с удовольствием бралась. Александру Михайловну БОРИСОВУ в Электростали знают и любят.  

Всегда яркая, жизнерадостная, энергичная, излучающая добро и любовь – она нередко находится в центре внимания. Это и неудивительно: лёгкая походка, шарм и элегантность, неустанный интерес к жизни, философское отношение к почтенному возрасту: «88 лет – не повод запереть себя в четырёх стенах», – говорит наша героиня. 

Для неё важно быть активной и нужной. Александру Михайловну можно встретить на городских концертах и выставках, она с удовольствием рассказывает посетителям о художниках и поэтах, декоративно-прикладном искусстве. Сказывается многолетний опыт работы экскурсоводом.

Война

Детство Александры пришлось на военные годы. Семья жила в Херсоне, который в августе 1941 года из прифронтовой зоны превратился в оккупированную территорию. «Из торопливых, отрывочных разговоров взрослых мы порой понимали: в городе действуют подпольщики, есть даже партизанские отряды, – вспоминает Александра Михайловна. – Немцы ходили по домам, спрашивали, кто из жителей связан с коммунистами. А у нас папа на фронте! Был страх, что кто-нибудь проговорится… Мать нередко запирала нас в чулане: немцы брали кровь у детей для своих солдат. Некоторые дети вскоре после этого умирали. Они были сильно истощены», – Александра Михайловна не может сдержать слёз. 

Вскоре немцы отправили этапом часть жителей Херсона в Николаев – рыть окопы, а молодых, сильных и здоровых держали отдельно от остальных, готовясь угнать на работы в Германию.

«У нас в Николаеве жили родственники, и мы оказались среди тех, кто был на этапе, – продолжает рассказ Александра Михайловна. – Начинались заморозки, и, возможно, по этой причине конвой следил только за теми, кто находился в начале и середине колонны. Мы шли в самом конце, и через некоторое время отстали. Нас никто не стал искать. Мы продолжали путь не спеша и вышли к небольшому полю, заросшему оставшимся после лета коричнево-жёлтым бурьяном. А дальше – немецкий аэродром…». И тут случилось непредвиденное: Саша споткнулась о протянутый по земле провод. Как выяснилось, это было что-то наподобие сигнализации: раздался оглушительный звон.

Мать крикнула: «Ложитесь!» Все трое бросились на заледеневшую землю. Возможно, это спасло им жизнь. Их никто не увидел. Через некоторое время добрались до Николаева.

«Родственники каждое утро уходили рыть окопы. Не миновала эта участь и нашу маму, и мы порой были вместе с ней. Однажды я отстала и вдруг слышу нарастающий гул: в небе появились самолёты – и наши, и немецкие. Начался воздушный бой. А я стою в поле одна, пошевелиться от страха не могу и только через некоторое время бросилась на землю. Меня случайно нашли мамины знакомые, оставили ночевать у себя. До дома родственников идти было далеко и небезопасно. Мама думала, что я погибла…».

После войны семья вернулась в Херсон. Туда же приехал отец-орденоносец Михаил Бойко, прошедший всю Великую Отечественную. Он верил, что его близкие живы.

Эта встреча даже спустя много лет в подробностях сохранилась в памяти: постаревший, осунувшийся отец прижимает их с сестрой к себе. Саше показалось, что он плачет…

После войны юной Александре работать пришлось много: налаживать быт после разрухи было непросто. Однажды то ли в шутку, то ли всерьёз ей нагадали яркую, интересную судьбу, мужа-военного и двух дочерей. Она посмеялась и вскоре забыла. Поступила в ремесленное училище в родном Херсоне, как и многие в то время, из простых соображений: в училище неплохо кормили и одевали. Ну а потом выпускников ждало распределение. Александру направили в Ленинград. Там она и познакомилась с будущим мужем – курсантом военного училища Юрой Борисовым. Так сбылось одно из услышанных в юности пророчеств.

Экскурсовод, воспитатель, сценарист

Этими профессиями пришлось овладеть нашей героине на новом месте, в Подмосковье, куда направили служить мужа, Юрия Петровича. Супруга категорически отказалась сидеть дома на всём готовом и быть похожей на знакомых офицерских жён. Не нравилось Александре праздно проводить время за сплетнями и обсуждением нарядов.

Александра Михайловна успевала справляться с множеством дел: вдохновенно писала сценарии для всех концертов и праздничных вечеров гарнизона, придумывала спектакли и играла любые роли.

«В такие моменты чувствуешь лёгкость перевоплощения и осознание некоего волшебства, которое даёт тебе творчество, и тогда начинает казаться, что можешь всё!» – вспоминает Борисова. Однако же, помимо череды интересных дел, нужно было вести семейный быт, воспитывать двух дочерей (и тут гадалка не ошиб-
лась).

Александра Михайловна нередко помогала своим знакомым – занималась с детьми, пока родители уезжали по делам. А когда ей предложили работу воспитательницы детского сада, согласилась не раздумывая.

Позже, когда повзрослели её дети, возник интерес к профессии экскурсовода – Александра Михайловна обучалась этому ремеслу в Ногинске. Именно тогда она часто вспоминала другой период своей жизни, когда на долгих два года пришлось расстаться с Россией…

Страна вечного лета

В начале 70-х муж Александры Михайловны был направлен на службу в Египет. Вскоре он прислал вызов для неё и младшей дочери Лены. Старшая, Наташа, училась в 8-м классе и была к тому времени вполне самостоятельной, поэтому осталась дома под присмотром родственников.

Борисовы обосновались в Каире, где русским всё было в диковинку. Поначалу не могли привыкнуть к изнуряющей жаре, выстрелам и терактам (на фоне арабо-израильского конфликта то и дело возникали диверсии).

Но привлекало и другое: в периоды затишья открывались танцплощадки, лились красивые песни, выходили артисты в ярких нарядах. Что касается отношения к русским, то оно было дружественным. От русских ждали помощи, защиты. Египет не входил в состав стран Варшавского договора, но президент страны заявил о готовности вступить туда, обратившись к советскому руководству с просьбой о прямом военном вмешательстве. 

«Мы не видели агрессии по отношению к нам, жителям военного городка, со стороны египтян», – вспоминает Александра Михайловна. Тем не менее политзанятия стали неотъемлемой частью «заграничной жизни». Борисова вскоре почувствовала себя уверенно и здесь: недаром окончила институт марксизма-ленинизма! Безусловно, она продолжала заниматься и любимым делом – культмассовой работой с детьми военнослужащих. Так незаметно летело время. Когда же настал черёд новогодних праздников и самолётом из СССР доставили ёлку, Борисова едва не расплакалась: ну какой Новый год в сорокаградусную жару?! Ей, как и тем, кто волею судьбы оказался в Каире на службе, хотелось вдыхать морозный воздух, ощущать снежинки на лице, по-детски озорно скатиться с ледяной горки… Здесь же праздник казался ненастоящим: мешало ощущение вечного лета.

«Если бы мы не занимались творчеством, то эти несколько лет, проведённых в Каире, возможно, были бы не такими яркими, – считает Александра Михайловна. – Здесь легко заскучать, скатиться в однообразные будни».

На родину уезжали с радостью и нетерпением: хотелось как можно скорее вернуться к привычной жизни, и она оказалась не менее интересной!

Породнилась с городом

Немало городов сменила впоследствии героиня нашего рассказа, но по-настоящему родным стал город Электросталь. Борисова обратила внимание, что именно здесь большое внимание уделяют культуре и активно приобщают к ней жителей. Отрадно, что с годами это не было утрачено.

Ну а сама Александра Михайловна не мыслит себя без творческих встреч и вечеров поэзии – в кругу её знакомых немало талантливых людей. Когда она участвует в концертах, кто-то с удивлением узнаёт в ней ту самую воспитательницу детского сада, или экскурсовода, или же санитарку из городской больницы – отзывчивую и милую женщину, над которой не властны годы.

Интересно, что даже в самой, казалось бы, нетворческой профессии Борисова стремилась созидать. Она с улыбкой вспоминает, как были поражены друзья и родственники, придя к ней в больницу: обычную с виду комнату Александра Михайловна быстро превратила в настоящую оранжерею! Самые первые цветы принесла из дома, остальные стали привозить коллеги и пациенты…

«Вокруг вас кипит жизнь, с вами очень уютно», – не раз слышала она от разных людей и удивлялась: ничего же особенного, казалось, не делала. Впрочем, жить по-другому у неё вряд ли бы получилось…

В Электростали Александра Михайловна, у которой к тому времени умер муж, встретила свою позднюю любовь – художника, ветерана Великой Отечественной войны Николая Ивановича Иванова. Они повсюду были вместе: любили гулять в парках, сообща готовить шумные семейные праздники, ходить на концерты. Героиня нашего рассказа не раз помогала супругу организовывать выставки и творческие встречи с жителями, с удовольствием ездила на пленэры, позировала.

Николая Ивановича не стало несколько лет назад. Александра Михайловна хранит память о нём, а она – повсюду: это и картины родного Подмосковья, и фотографии, где они с нежностью смотрят друг на друга.

«И всё-таки я счастливый человек, – говорит Александра Борисова. – На склоне лет вновь встретить любовь, с радостью проживать каждый свой день, получать удовольствие от работы, радоваться успехам детей и внуков – это для меня самое ценное!».

Ольга МОСКАЛЕНКО.

Партнеры

Архив